— Я… я вам докажу, — с какой-то фанатичностью пообещала Кэт, скидывая одеяло. — Я всех тут выведу на чистую воду…
— Ты куда так рано?
— Они там! — бледный палец уткнулся в сторону окна. — Там они все! Колдуют своё вуду! Я сразу поняла, нельзя этим лохам доверять…
Натягивая джинсы, она замерла. Мать смеялась тем самым лающим смехом, что гремел ночью на развалинах. Мало того, отец подхватил этот мерзостный гогот, что раскатился от кухни до комнаты волчьим воем. Было в нём нечто жуткое, звериное…
"Они и их заколдовали… твари… вот почему они тут остаться захотели…"
Кэт захолодела, поспешно влезая в майку. Не зная как, прыгнула в кроссовки, набросила тяжёлую куртку и, впервые в жизни, не заботясь о макияже, выскочила на улицу.
Солнце ухмылялось над угрюмым лесом. Ноги сразу промокли от росы, в волосы лезли какие-то жуки. Девушка вяло отмахивалась, стараясь не сбиваться с шага.
"Ржут… Издеваются… Предков-то за что?! Я им покажу. Я им всем покажу, они меня не знают…"
Что именно делать, Кэт слабо представляла, но острая решимость гнала вперёд, в школу. Всю жизнь она правила, верховодила, была королевой, но сейчас на власть посмели покуситься.
"Как они смеют… Я им всем щас наваляю… уродам… Они точно там… Все в сборе…"
Она зло пнула ворота калитки, преодолела тропинку, взлетела по ступенькам. Коридоры ещё пустовали, отдалённо пахло хлоркой, однако, кто-то уже, пыхтя, волок пыльные книжки. Из-за высокой стопки лица не было видно, лишь снизу убогая синяя юбка болталась над тощими ножками в дешёвых колготках. Кэт узнала её, нагнала в два шага и резко поставила подножку. Девчонка споткнулась, упала ничком, книжки посыпались, теряя страницы.
— Что, сучка, кто теперь смеётся? — мстительно прошипела девушка. — Ну, говори, где остальные!